Эпидемия ВИЧ и дети - ВЦО ЛЖВ

Эпидемия ВИЧ и дети

У детей нет звучных представителей или политической платформы. Они уязвимее всех нас. Дети зависят от взрослых, будь то вопросы здоровья или развития – включая профилактику ВИЧ и лечение для них самих и их матерей.

Мы знаем, что лечение ВИЧ работает. Если мать получает доступ к уходу и эффективному лечению, риск рождения ребенка с ВИЧ почти несущественен. Она будет жить с ВИЧ, как жила бы с любой хронической болезнью.

Обернуть вспять вал эпидемии – значит обеспечить здоровье и выживание и матерей, и детей. Если мы хотим, чтобы у детей было будущее, мы обязаны помнить об их матерях. Тогда подрастающее поколение сможет стать свободным от ВИЧ. Тем не менее, в 2010 году менее половины (48%) матерей, живущих с ВИЧ, получали самую эффективную антиретровирусную терапию, способную предотвратить передачу вируса от матери к ребенку.

Охват профилактикой и лечением ВИЧ младенцев и детей улучшается, но остается чрезвычайно низким. Менее четверти (23%) детей в возрасте от рождения до 14 лет, нуждающихся в лечении, получали его, по сравнению с 51% взрослых. А без лечения половина детей умирает еще до второго дня рождения. В 65 странах, где проводились исследования, только 28% младенцев, рожденных матерями с ВИЧ, проходили тест на ВИЧ в первые два месяца жизни. В 87 странах только 23% детей, подверженных риску передачи ВИЧ, получали профилактику в виде ко-тримоксазола в первые два месяца жизни. Это данные 2010 года.

Важно улучшить перспективы всех детей. Для этого нужно приложить особые усилия, чтобы достичь именно тех, которым помощь нужна больше всего. Прогресс в противостоянии эпидемии может быть достигнут, если мы сосредоточим усилия на самых слабых – детях, отброшенных на задворки цивилизации бедностью, географическими факторами, стигмой.

В доступе к качественной профилактике и лечению ВИЧ по-прежнему сохраняется неравноправие. Необходимо сокращать разрыв между развитыми и развивающимися странами, богатейшими и наибеднейшими, жителями городов и сельской местности, между мальчиками и девочками.

Беззащитность ребенка пред ВИЧ во многом может возрастать, если в семье есть СПИД. Помимо угрозы передачи ВИЧ, ребенок в такой ситуации намного более уязвим и в других вопросах.

Если заболевает или умирает взрослый, ребенок может быть вынужден перестать ходить в школу и начать работать, чтобы поддерживать семью. Может не хватать еды; доступ к медицинской помощи может быть ограничен. Поэтому дети, на которых влияют ВИЧ или СПИД, ставшие сиротами или живущие с хронически больным взрослым, часто рассматриваются как самая слабая группа населения.

Уход и поддержка для детей, находящихся под влиянием ВИЧ или СПИД, ужасающе редки. В 25 странах, где с 2005 по 2009 годы проводились исследования семей, в среднем только 11% семей с сиротами и уязвимыми детьми получали какую бы то ни было внешнюю поддержку.

В странах региона Южной Сахары, где существенно распространен ВИЧ, смертность от него среди детей младше пяти лет остается очень высокой — от10% в Зимбабве до 28% в Южной Африке.

Дети – это те, кто будет жить завтра. Хотя мы и можем гордиться успехами в обуздании эпидемии ВИЧ, для ее полного окончания сделано недостаточно. Нужно равноправие. Мир должен обратить внимание на миллионы забытых женщин и детей. Их не слышат, а они молча и незримо присутствуют на всех спорах и совещаниях, оставаясь самыми беззащитными и ранимыми.

И именно для них мы должны обратить эпидемию вспять.

По материалам: blog.aids2012.org

Примечание переводчика. Меня глубоко взволновала эта небольшая статья из официального блога Конференции AIDS 2012. ВИЧ — не наказание за «греховный образ жизни», как нас все еще пытаются убедить. Чем может провиниться ребенок, которому, возможно, не суждено дожить до второго дня рождения?! ВИЧ – вызов всем нам, независимо от нашего статуса. Приняв этот вызов, мы можем прожить небесполезные жизни. Возможно, то, как мы относимся к людям, живущим с ВИЧ, независимо от их расы, страны, пола, возраста и сексуальной ориентации – новая мера того, насколько мы человечны.

Автор: Присцилла Атвани Иделе, эксперт UNICEF по статистике

Перевод Ирина Ясинова, специально для Парни ПЛЮС www.parniplus.ru